Влияние наследственности и социальных факторов на здоровье долгожителей

Влияние наследственности и социальных факторов на здоровье долгожителей

Семейное долголетие. Результаты обследования долгожителей в различных районах страны свидетельствуют о довольно выраженных колебаниях показателей семейного долголетия по территориальному, половому и возрастному признакам. Роль фактора наследственности у мужчин — долгожителей и лиц старческого возраста — более значительна, чем у женщин.

Этот вывод согласуется с результатами общей оценки здоровья по полу, приведенными а предыдущей главе. У мужчин отмечается более высокий уровень здоровья. Женщинам для достижения долголетнего возраста, очевидно, требуется меньшая «наследственная защита», так как в силу особенностей генетического аппарата они обладают более высоким потенциалом продолжительности жизни.
Совершенно четко прослеживается нарастание роли семейного долголетия с возрастом: у лиц 90 лет и старше общие показатели наследственности существенно выше, чем у лиц 80—89 лет. В группе столетних этот показатель еще выше. Приведенные характеристики достаточно убедительно говорят о том, что с возрастом влияние социальных факторов несколько уменьшается, а биологических, наоборот, возрастает.
О роли наследственности свидетельствуют данные, приведенные в табл. 48.
Анализ собранных данных позволил выдвинуть своеобразную гипотезу, объясняющую меньшую значимость наследственности при более высоком уровне долголетия среди жителей Абхазии. Если рассматривать все долголетнее население в целом, то доживаемость до этих высоких возрастов и сохранение здоровья у лиц, которые не отмечают семейного долголетия, следует отнести не за счет хорошей наследственности, а за счет факторов внешней среды — социальных и природных.
Можно думать, что на состояние здоровья жителей Абхазии и на их доживаемость до высоких возрастных рубежей благоприятные климатогеографические условия, особенности труда и питания, национальные традиции оказывают не меньшее влияние, чем генетические факторы. В Украинской ССР с несколько менее благоприятными природными условиями и тяжелыми последствиями разрушительных войн, сопровождавшимися разрухой, голодом, эпидемиями, физическим уничтожением жителей, долголетнего возраста достигают лишь люди с хорошей наследственностью. Этот вывод подтверждается сравнительными данными о состоянии здоровья долгожителей, проживающих в сельских местностях на изучаемых территориях. Доля практически здоровых людей среди мужчин 90 лет и старше в Полтавской области составила 27,8%, в Абхазии —46,2%, а среди женщин — 16,9 и 39% соответственно.
Таким образом, можно считать, что в общем комплексе факторов долголетия наследственность при доживаемости до старческого возраста составляет 50—60%, при достижении долгожительства —60—70%. Примерно такие же цифры получены в отношении жителей других районов: на территориях с благоприятными условиями жизни — 50—60%, в районах с менее благоприятными условиями — 60—70%. Остальная часть в этом комплексе (с некоторой корректировкой за счет возможных неточностей учета) приходится на внешнюю среду, значительную роль в которой играют социальные условия жизни.
Существенное дополнение к сравнительной оценке роли семейного долголетия получено при изучении качественных характеристик долголетних родственников, обследованных по приведенной выше схеме.
Различия в наследственной обеспеченности у долголетних различного пола и возраста, проживающих на обследованных территориях, определяются не только числом долголетних родственников вообще, но и ступенью долгожительства, близостью родственных связей (табл. 49).

Выявлено, что семейное долголетие наиболее высокой — III ступени (оба родителя старше 90—100 лет, наличие нескольких родственников того же возраста), встречается редко (в 10—15% случаев) — обычно у долгожителей и преимущественно на территории Абхазии. Наоборот, самая низкая — I ступень семейного долголетия (возраст одного из родителей или других родственников 80—89 лет) наблюдается в Киеве и в Полтавской области. Промежуточное место занимают лица, имеющие долголетних родственников различного возраста (II ступень). Лица без долголетних родственников (0 ступень) преобладают среди более молодых обследованных (в возрасте 80—89 лет), что четче прослеживается в группе мужчин.
Установлено, что состояние здоровья долголетних людей также зависит не только от наличия или отсутствия долголетних родственников, их числа, но и от степени родства, возраста, до которого они доживали (табл. 50).
При обследовании 1522 человек в возрасте 80—89 лет, проживающих в Киеве, Полтавской области и Абхазской АССР, показано, что чем выше степень наследственной обеспеченности, тем лучше здоровье долголетних людей и наоборот. Особенно выражена эта зависимость у мужчин: среди тех, кто не имеет долголетних родственников (ДР—), в частности группе лиц 80—89 лет, доля практически здоровых (оценка «хорошо») составляет 38,4%, в группе лиц, имеющих долголетних родственников наиболее низкой — I ступени, этот показатель равен 46,5%, II ступени — 48,4%, III ступени — 51,4 %.
У женщин связь между уровнем здоровья и характером семейного долголетия не столь выражена. Данное обстоятельство еще раз подтверждает высказанное ранее положение о первостепенном значении генетически обусловленного «женского преимущества» в сохранении здоровья до глубокой старости.
У мужчин по сравнению с женщинами отмечаются и несколько более высокие (но недостаточно статистически достоверные) корреляционные отношения между уровнями здоровья и семейного долголетия — г = 0,12 (у женщин 0,07).
Очень четкая зависимость установлена при изучении влияния на здоровье принадлежности к общественной группе: у мужчин одного и того же возраста в группе колхозников: показатели здоровья выше, чем у служащих, а у последних выше, чем у рабочих (табл. 51). При этом абхазские колхозники по сравнению с полтавскими имеют лучшие показатели. Корреляционные отношения между этими параметрами выше и статистически более достоверны (r= 0,23—0,21).
Подтверждена также зависимость состояния здоровья от места жительства: среди мужчин старческого возраста — в прошлом жителей больших городов — в момент обследования были практически здоровы 35,6%, среди жителей малых городов— 42,4%, среди сельских жителей — 49,1%.
Дальнейший углубленный анализ показал, что различия между сравниваемыми категориями долголетних людей в отношении их здоровья выступают еще четче. Это касается как лиц, выделенных как по уровню семейного долголетия, так и по принадлежности к различным общественным группам.

Лучшие показатели здоровья отмечаются у колхозников всех уровней семейного долголетия по сравнению с соответствующими данными у служащих и рабочих. Чем выше ступень семейного долголетия, тем заметнее эти различия.
Это свидетельствует о том, что сила воздействия социальных факторов, очевидно, не уступает силе влияния наследственных факторов даже в глубокой старости.
Таким образом, анализ подтвердил зависимость здоровья долголетних от многих факторов внешней и внутренней среды. Уточнены роль наследственных и социальных факторов в сохранении высокого уровня здоровья долгожителей, зависимость здоровья от общего комплекса условий и образа жизни населения той или иной территории. Выявленная нами обратно пропорциональная связь между наследственной обеспеченностью и условиями внешней среды может быть сформулирована следующим образом: чем благоприятнее социальные и климатические условия, рациональнее образ жизни людей, тем меньшая роль среди факторов активного долголетия отводится наследственности; наоборот, чем хуже условия жизни, тем большее значение приобретает наследственная обеспеченность для сохранения здоровья в глубокой старости.
Для достижения высоких ступеней долгожительства требуется более выраженный уровень семейного долголетия (с возрастом усиливается роль наследственного фактора).
Анализ показателей здоровья и факторов, их определяющих, у долголетних людей различного пола позволяет понять генез существующих различий в продолжительности жизни мужчин и женщин.
Обобщение материалов, характеризующих состояние здоровья, образ и условия жизни долгожителей, расширяет наши представления об эволюции взаимоотношений в системе организм — среда на протяжении всей жизни человека.
Дальнейшее изучение влияния социальной среды на формирование и сохранение здоровья населения старшего возраста следует направить на выяснение причин смерти. Особое внимание должно быть уделено выраженному в ряде стран превышению мужской смертности над женской, приводящему к нарастанию разрыва в продолжительности жизни у лиц различного пола и уменьшению числа долгожителей среди мужчин.
Большую роль в обеспечении высокого уровня физического, психического и социального здоровья лиц пенсионного возраста играют благоприятная адаптация к изменившимся условиям жизни после прекращения трудовой деятельности, перестройка образа жизни и поведения. В связи с этим необходимо изыскивать эффективные пути и средства рациональной подготовки стареющих работников к выходу на пенсию и их социальной адаптации в пенсионном периоде. Особое место в успешном решении этих важных задач занимает совершенствование различных звеньев медико-социального обслуживания пожилых и старых людей. Все большее внимание следует уделять разработке широких социально-экономических и социально-гигиенических мероприятий, направленных на предупреждение старения и преждевременной смертности населения, на поддержание активного творческого долголетия.



При перепечатке, ссылка на Как прожить еще, не умирать обязательна.

Похожие статьи о состоянии здоровья долгожителей:
Старение и смерть. Зачем они?
Состояние здоровья долгожителей
Общая оценка состояния здоровья долгожителей


© 2008-2010 Тайны бессмертия
Как прожить еще...
Не умирать | Memory consumption: 0.5 Mb